А пустите-ка их всех в реанимацию

Работников госсферы принято звать слугами народа, а врачи среди них — самые-самые слуги. В этом не было бы ничего унизительного и постыдного, если бы служение, суть которого — посвящение себя благородному делу спасения жизней и здоровья людей, не было бы подменено в сознании народа другим понятием. Картинка в итоге получается довольно неприятная. Народ выступает в роли толстой свиноподобной избалованной принцессы, которая противным голосом верещит «Хочу!» и хлещет по спине розовым зонтиком-тростью недостаточно расторопного в ее понимании лакея. Лакей, зная, что, в случае принцессиного недовольства, следующий удар будет сильнее и безжалостнее, спотыкается и бежит исполнять очередной ее каприз. При этом, разумеется, вполне осознавая, что следующий удар обязательно будет, ибо принцесса, при всех прочих ее достоинствах, еще и глупа, а посему не вполне осознает суть и последствия своего каприза.
В роли лакея, как несложно догадаться, выступает здравоохранение в целом и каждый отдельный его работник в частности. Мы сами толкнули себя на путь унижения и лакейства своим молчанием, безропотным подчинением даже самым бредовым приказам и уверенностью, что изменить ничего невозможно, но речь сейчас вовсе не об этом. Принцесса в очередной раз сокрушительно топнула ножкой, требуя, чтобы родственников пускали в реанимации, а лакеи, как водится, рады стараться. Никому не пришло в голову задать вопрос:»А, собственно, зачем?» «Я хочу» и «Мне надо» — вот и вся имеющаяся у принцессы-народа аргументация, однако нашему лакейскому здравоохранению ее всегда достаточно. Хочешь — получишь.
Совершенно неважно, что в реанимации почти всегда находятся люди в тяжелом состоянии, которым лечебно-охранительный режим жизненно необходим. Плевать, что присутствие посторонних людей — дополнительный стресс. А если учесть тот факт, что эти люди далеко не всегда считают нужным снизить децибелы своей речи, придержать неуместную эмоциональность или даже отключить звук телефона, то вся идея щадящего режима умножается на ноль.
Не стоит игнорировать также тот факт, что наблюдаемые в АРО люди зачастую выглядят, мягко говоря, не очень приятно. Многие из них бледны, отечны, опутаны сложной сетью трубок, капилляров, катетеров, от многих исходят весьма специфические ароматы, и практически каждый из них может решить начать умирать в любую секунду, и даже тогда, когда в гости к соседу по палате пришли обеспокоенные родственники. Нам, медикам, ко всему этому не привыкать. Ко всем этим трахео, гастро и колостомам. К тревожным сигналам мониторов, к смерти, в конце концов. + А вам-то каково?.. Думайте. Прежде, чем требовать. Прежде, чем ломиться туда, куда не пускают. Прежде, чем жаловаться.
Автор: Маргарита Алексеева

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*